гёэн ноги

Ханами в Токио. Ясукуни.

Буквально в пяти минутах ходьбы от живописного рва Чидоригафучи расположен синтоистский храм Ясукуни. Как правило, отправляясь смотреть на розовые берега, похожие на сахарную вату, туристы заходят и на территорию печально известного святилища.



2. Название храма эпизодически мелькает в газетных статьях и в выпусках новостей и чуть ли не каждый раз в контексте политического скандала. Напомню, что в Ясукуни приходят почтить память воинов, отдавших жизнь за Японию и императора, в том числе тех солдат и военачальников, кто сражался во Второй мировой войне и кого трибунал признал военными преступниками.



3. Именно поэтому стоит какой-нибудь крупной политической фигуре заглянуть на территорию храма, как в Китае и Корее раздаются громкие вопли негодования - бывает, что дело доходит до протестов, демонстраций и погромов. Поход в храм видных чиновников приводит к охлаждению и без того напряженных дипломатических отношений между Японией и ее ближайшими соседями.



4. Не только политиков обвиняют в попрании чести жертв японского милитаризма - два года назад китайские и корейские фанаты Джастина Бибера пришли в бешенство из-за снимка их любимого артиста на фоне Ясукуни, выложенного в Инстаграм. Кумир всех школьниц об имидже святилища ничего не знал и потом долго извинялся за то, что включил храм в свою программу пребывания в столице.



5. Как бы то ни было, в период цветения сакуры страсти по поводу дурной славы Ясукуни стихают. Удивительно, но в весеннюю пору на территории святилища можно услышать китайскую речь. Бедный Синдзо Абэ лишен возможности прогуляться под нежно-розовыми ветками, обрамляющими храм, а те, кто его этой возможности лишил, сами не прочь устроить здесь ханами. Парадокс да и только.



6. Гуляя по Ясукуни в период цветения сакуры, не задумываешься об историко-политических проблемах, связанных со святилищем. Тут и там в воздух взметаются сэлфи-стики, раздаются щелчки затворов, редкие порывы ветра кружат розовые лепестки, а дамы в кимоно поят туристов ярко-зеленым маття, соблюдая передающиеся из покон веков правила чайной церемонии.



- Откуда вы? - спрашивает меня любопытный японский дедок.
- Из России, - тихо говорю я ему, немного опасаясь, что за моим ответом последует тирада о том, как дурно в свое время Советский союз обошелся с дальневосточным соседом.
- Красивая в этом году сакура, не правда ли? - пенсионер расплывается в улыбке и устремляет взор к небу, а я лишь убеждаюсь, что весна - время, когда в Ясукуни забывают о прошлом и наслаждаются настоящим.
Действительно, как-то странно. Храм по сути здесь ни при чём. Храм есть храм, и он посвящён не только военным, павшим во вторую мировую, но и тем, что погибли и в других войнах. Но, когда хочешь придраться, то всегда найдешь к чему.
Это да, причем реально после всех этих статей каждый раз когда я иду в Ясукуни, я немного боюсь нарваться на японских националистов, требующих вернуть им острова.
Как будто от простых граждан это зависит. Очень не нравится, когда люди темы политических дискуссий переносят на чисто человеческие отношения.
Это да! Меня вот часто японцы спрашивают, как я отношусь к Украине, и искренне недоумевают, когда я им выдаю, что у меня половина друзей из Киева.
Да) Хочется, чтоб сакура вообще не облетала, но уже совсем скоро от ханами останутся одни лишь воспоминания.