vesper_canary (vesper_canary) wrote,
vesper_canary
vesper_canary

Categories:

Как Абэ не вписал свое имя в историю и причем здесь Владимир

Ровно месяц назад Абэ объявил об отставке. Напомню, причиной сложения полномочий стал язвенный колит. Пока сторонники Абэ печалились, а противники потирали руки, претенденты на кресло премьера готовились к грядущей схватке. Политическая жизнь страны вызывает у японцев зевоту: все идет своим чередом и разве что коррупционные скандалы изредка пробуждают нацию от глубокой аполитичной спячки.


Photo: Reuters

Абэ, лидер несомненно харизматичный и амбициозный, мечтал вписать свое имя в историю. Просидел в кресле больше предшественников, придумал "абэномику" (комплекс мер, направленных на оживление экономики) и подарил каждой японской семье по две марлевых "абэмаски" (носить неудобно, но говорят, абэмаски идеальны, чтобы протирать телевизор).

Как должен был Абэ обратиться к нации, чтобы запомниться всем надолго? Чтобы будущие поколения ни в коем случае о нем не забыли? Какую речь он должен был толкнуть?

Эпохальную.

Такую речь я в свое время написала. Она есть в седьмой главе "Узников Птичьей башни", романе о страданиях японских офисных воинов.

Естественно, ничего такого Абэ позволить себе не мог, но пусть это просто будет здесь.

Итак, "Узники Птичьей башни". Кусок седьмой главы, где главная героиня мечтает, что мрачным, неотличимым друг от друга салариманским будням когда-нибудь придет конец.

***

"(...) Кто знает, может, именно сегодня Синдзо Абэ взойдет на трибуну в Парламенте, кашлянет пару раз и сделает сенсационное заявление:
- Ай хэбу а дориму. У меня есть мечта. Я мечтаю увидеть на избирательных участках не только горячо любимых мною пенсионеров, но и тех, кто никогда не голосует. Я мечтаю увидеть на избирательных участках обычных салариманов. Обычных салариманов, самоотверженных тружеников, что безропотно платят налоги. Я мечтаю увидеть на избирательных участках страдальцев в костюмах, без щедрых налоговых отчислений которых у нас не было бы ни дорог, ни больниц, ни школ.
Вклад салариманов в экономику позволил стране нарастить силы. На деньги обычных салариманов мы развёртывали систему ПРО. На деньги обычных салариманов мы вели массированную пропаганду за границей, популяризируя суши, анимэ и другие культурные активы, обращая молодежь из недружественных стран в поклонников японской музыки, японской кухни и японского образа жизни. Не будет преувеличением заявить, что именно благодаря салариманам, Япония встала с колен после капитуляции и американской оккупации. Благодаря щедрым налоговым отчислениям салариманов, мы модернизировали армию и флот, а также накопили бездонные запасы мягкой силы. Салариманы десятилетиями жертвовали собой ради родины. Сколько храбрых салариманов пало в затяжной войне за экономическое величие Японии, грудью прикрыв позиции наших предприятий на фондовых рынках, дав отпор назойливым китайским конкурентам. Сколько салариманов, не справившись с переработками, поступили, как настоящие самураи, вспоров себе животы на рельсах и шпалах японских железных дорог. Без салариманов Япония была бы не азиатской Швейцарией, а азиатской Албанией.
Салариманы отдают стране лучшие годы жизни. Они платят налоги не только с зарплат и бонусов, но даже со сверхурочных. Они отчисляют проценты с каждого часа, с каждой минуты, что проводят в офисе. Безмолвно. Самозабвенно.
Нечестно лишать салариманов права голоса! Подло красть у них возможность волеизъявления! Де-юре Япония страна демократическая. А что мы имеем де-факто? Демократия — власть народа. Демократия — власть большинства. Власть большинства! — Тут Абэ непременно должен поднять вверх указательный палец, а потом, чуть понизив голос, продолжить. — Я долго думал. Я думал все эти годы. Думал с того самого дня, как встретил впервые Владимира. Я заглянул в глаза этому человеку и осознал, какая пропасть разделяет его якобы недемократию от нашей якобы демократии. Владимир смотрел на меня и снисходительно улыбался. Он знал, о чём я думаю. Я испытал стыд. Мне захотелось скрыться от взгляда холодных глаз, вернуться в резиденцию и совершить харакири. Или хотя бы уйти в отставку. Мне было больно осознавать, что Владимира выбрало большинство, а меня нет. Он управлял огромной страной и гордо сносил укоры Джорджа и Тони. Эти двое частенько обвиняли Владимира в авторитаризме и попрании демократических свобод. Меня они не обвинили ни разу, хотя моя демократия была такой же фальшивкой, как сумка “Биркин” китайской туристки. Большинство, что выбрало меня, было куда меньше большинства, что выбрало Владимира. Я пытался с этим жить, но не смог. Я ушёл в отставку. У меня было несколько лет, чтобы подумать. Я понял, что проблема не в том, что большинство меня не любит — за Хатояму тоже пришло голосовать меньшинство. Проблема в порочной системе, высасывающей из салариманов — основы нашей нации — все жизненные соки.
У салариманов не остаётся ни секунды, чтобы думать о политике и выборах. Они вымучены. Они не верят, что от их мнения что-то зависит, они не верят, что их мнение может быть кому-то интересно. Они годами не высказывали мнения, чему тут удивляться! Салариманы не верят, что всё может круто измениться, ведь в их жизни десятилетиями не меняется ничего, кроме меню в столовой и дизайна автоматов по продаже билетов в метро. К сожалению, cалариманы не верят, что, проголосовав, они смогут на что-то повлиять.
Я хочу, чтобы салариманы мне поверили. Я хочу, чтобы салариманы поверили в счастливое будущее: счастливое будущее для страны, для себя и для следующего поколения салариманов.
Мне больно осознавать, что люди страдают, что люди умирают. Я хочу спасти салариманов. Я хочу стать лидером салариманов, лидером, которого выбрало большинство.
Я принял решение. Пришло время положить конец варварскому обряду жертвоприношения, что проводится каждый день в небоскрёбах Токио, Осаки, Йогогамы и других японских городов. Пришло время обрубить щупальца гигантскому спруту, что держит в страхе и трепете миллионы наших сограждан. Пришло время признать, что угроза с севера — это миф, а настоящая угроза благоденствия Японии — это вымирание салариманов. Салариманы имеют право голоса! Пришло время революции. Всю власть — салариманам!
Абэ вскидывает кулак вверх и потрясая им, декламирует:
— Главы всех чёрных предприятий без исключения, их пособники-кадровики, а также представители профсоюзов отправятся под суд за посягательство на жизнь и свободу простых салариманов. Все чёрные предприятия будут национализированы, чтобы предотвратить откат назад, чтобы исключить возвращение реакционных сил в советы директоров. Я с радостью сообщаю, что Либерально-Демократическая партия объединяется с Коммунистической партией. Мы не просто возвращаем сорокачасовую рабочую неделю, мы идём ещё дальше, мы вводим тридцатичасовую рабочую неделю, больничные листы и законодательно закрепляем право каждого саларимана на сорок пять дней оплачиваемого отпуска в год. За принуждение к сверхурочному труду с этого самого момента — внимание, с этого самого момента — вводится уголовная ответственность. За неиспользованный работником отпуск вводятся штрафы для работодателя.
Мы станем партией салариманов, партией народа. Еще год назад я думал, что никогда не увижу счастливых салариманов, что никогда не увижу салариманов на избирательных участках. Теперь я убеждён, что уже совсем скоро увижу на избирательных участках миллионы счастливых салариманов. Да, вы угадали, я снова распускаю Парламент и назначаю внеочередные выборы. Салариманы будут свободны! (...)"

⭐️⭐️⭐️⭐️⭐️

Как, думаете, отреагировали бы японцы, устрой Абэ такое шоу в парламенте?

⭐️⭐️⭐️⭐️⭐️

Понравился пост?
Книги автора можно найти здесь:

"Узники Птичьей башни" (Роман о буднях японских трудяг. Длинный список литпремии "Лицей" 2019):
Литрес, Амазон, Букмейт

"Колодец памяти" (Повесть о том, как перестать позволять прошлому губить твое настоящиее. Длинный список литпремии "Лицей" 2020): Литрес, Амазон, Букмейт

Инстаграм: tasha_in_japan
Tags: "Узники Птичьей башни", Япония, салариманское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments