гёэн ноги

Трудности диалога

Поначалу нам бывает сложно завести друзей среди местных. Мы играем в веселую игру "моя твоя не понимать", даже если владеем языком на достаточном уровне. И как водится, ищем соринку в чужом глазу, не замечая в своем огромного неповоротливого бревна.

Я сама была такой. Да и до сих пор иногда случаются рецидивы.

"После смерти Ганди и поговорить не с кем", - сказал на какой-то пресс-конференции Владимир Владимирович. Вот и мы, приехав на острова, никак не можем найти достойных, как нам кажется, собеседников.

Какие же японцы поверхностные! Только о еде говорить и могут. Как они узко и приземленно мыслят!



Мы привыкли говорить о вещах, которые не имеют к нам прямого отношения, вести диспуты о высоком и далеком. Мы можем часами спорить о роли Путина в истории России, пытаясь убедить собеседника, что Родина за последние 17 лет то ли встала с колен, то ли вернулась к феодально-крепостническим истокам - нужное подчеркнуть. Мы все время говорим об Америке, о Ближнем Востоке, о ракетах и покорении космоса. Об империях былых и новых. О гонке вооружений и великих державах, коей, конечно, же, в отличие от Японии, является Россия. За нами мощь "искандеров", "тополей" и прочих "буревестников" - куда японцам до нас. Когда нам надоедает играть в тактиков и стратегов, мы спускаемся на уровень пониже, на уровень политики местечковой, и начинаем болтать о чиновниках и ворах, о коррупции и разгильдяйстве власть имущих. Скрываются, заразы, от заплаканных глаз народа за высоким забором госучреждений и заводов, отнятых у простых россиян, едят половниками черную икру в дворцах на Рублевке, отсроенных на костях врачей и учителей. О партии жуликов и воров, коррупционных скандалах и расследованиях можно говорить часами, пока к столу не подадут торт. Отхлебнув крепкого черного чая, переключимся на культуру, литературу и искусство. Ну не о еде же в самом деле?

Разговоры о еде не для нас. Это для всяких фуди (то еще словцо, согласна) и кухарок. У кухарок, конечно же, тоже есть шанс встать у руля матушки-России. Но лишь в том случае, если они перестанут думать только о еде.

И вот ты, маститый диванный аналитик, приезжаешь в Японию. А никто не говорит о высоком и далеком. Всем плевать на политику. Среднестатистический японец не знает численности населения своей страны, не говоря уже об именах министров. Попробуйте спросить у токийца, как зовут мэра столицы. Он призадумается. Я вовсе не о люмпенах и не о тех молодых самураях, что огородились со всех сторон томами манги и стаканчиками капу-рамена, приняв обет не выходить из дома. Отнюдь.

Поначалу я искренне недоумевала. Вроде одет прилично. Вроде в хорошем универе отучился. А говорит только о еде и бейсболе. Ну вот как так?

С кем же поговорить о высоком и далеком?

Мир страдает, дети в Африке голодают, со дня на день грянет третья мировая , большой брат следит за нами через социальные сети. А они постят фотки суши и сашими на фэйсбуке. Неужели больше нечего запостить? Бездуховные. Приземленные. Узколобые. Никаких скреп на них не запасешься.

Помню пошла как-то на барбекю, на шашлыки то есть. Японцы их тоже летом устраивают. Дело было 5 лет назад. Месяц в Цукубе, пытаюсь наладить социальную жизнь. Вылазка на природу для новых студентов - отличный повод растопить лед отчуждения.

Все улыбаются. Всем весело. Мне - нет. Никто не говорит о высоком, никто не говорит о далеком.

Больше на барбекю я не ходила. До тех пор, пока не встретила М и не обросла друзьями из Стран бывшего Союза. Они тоже о еде не говорили. Еще не придумали в мире такую еду, о которой говорить интереснее, чем о противостоянии России и Америки, санкциях и обмене дипломатическими нелюбезностями.

Не то чтобы я поставила на японцах крест. Я изо всех сил пыталась найти в Цукубе таких, с кем можно было бы поговорить о высоком и далеком. Раз политика японцам чужда, поговорим о культуре. Об искусстве. О кино. Очень я люблю Куросаву. Думала, японцы тоже. Некоторые о нем слышали. Смотрели? Неа.

Ладно, поняла. Куросава для японца, как для нашего брата Тарковский. Вроде столп отечественного кинематографа, но под Новый год показывают почему-то Рязанова. Поговорим о японском Рязанове тогда, о Ясудзиро Одзу. Кто это? Ну ладно. Не будем о кино. Может, тогда о литературе? Как вам Мисима? Хорошо, а Кавабата? Тоже нет? Мураками? Харуки Мураками? Слышали, да? Прекрасно.

Больше всего мы боимся прослыть бестолочью и бескультурщиной. Мы ходим по музеям, театрам, пихаем в себя книги. Достоевский, Толстой, Пушкин, Тургенев. Спасибо советской школе. Глубокий поклон. А если бы нас не заставляли их читать? Вот у японцев нет в школе уроков литературы. И о литературе они не говорят.

Далековато это и высоковато. К жизни не применимо. То ли дело суши и новый айфон.

Есть у меня друган. Не японец. Он вообще говорить может разве что о Платоне с Аристотелем. На все находит у них ответ. На все. Когда я прошу сменить тему, он с легкой брезгливостью вспоминает Макиавелли. Ему куда тяжелее, чем Владимиру Владимировичу, ведь древнегреческие мыслители почили гораздо раньше Ганди.

В апреле я съездила в Россию. На месяц. Два года на Родине не была. Соскучилась по высокому, далекому и гипердуховному. На второй день стало ясно, что я японулась. Я разучилась говорить о политике, ракетах и возрождающемся то ли на Западе, то ли в Кремле империализме.

Ходила в гости. Сидела в уголке. Слушала и понимала, что все это далекое и высокое - вообще не ко мне.

- Совсем ты там ояпонилась. Чтобы тебя обратно разъяпонить, потребуется год, а то и два.

Если разъяпониться значит снова начать спорить о высоком и далеком, пожалуй, я пас. Может, лучше о еде поговорим? Или о гаджетах? Ладно, буду молчать, хорошо. За умную сойду. Отличная тактика для заузколобленных и подприземленных.

- Ну как Россия?

- Все только о политике и говорят. А еще они каждый день сами готовят ужин. Представляешь? И ходят в гости друг к другу со своими пирогами. Пироги просто нереальные. И вообща еда в России отпад.
Своим мнением о политике, кино, литературе собеседника можно обидеть, ну вдруг у него мнение противоположное. А можно и врага нажить, собеседник и виду не подаст вначале, а потом всю жизнь будет тебя игнорировать или козни строить. Зачем вообще иметь свое мнение, лучше уж про еду говорить и про гаджеты.

Японцы хоть иногда высказывают несогласие? В тех же разговорах о еде? Или со всем соглашаются и кивают?
"Зачем вообще иметь свое мнение, лучше уж про еду говорить и про гаджеты."
Вы сделали мой день.

Нет, не высказывают, если они не выше вас по званию или старше, но камень за спиной точат. Когда достаточно обточат, могут и швырнуть. Мне на старой работе частенько доставалось за особо частое высказывание своего мнения. На новой пока молчу, как партизан, и киваю изо всех сил. Японцы прикладывают ладошки ко рту и говорят - оооо, да у тебя японский дух лол

На самом деле мне кажется проблема в том, что мы не умеем мастерски лить воду. Японцы умеют. Нас с детства учат воду не лить, поэтому мы и не можем по полчаса говорить о погоде и лепесточках сакуры.
гхм..
я, пардоньте, лишь ради фото под катом: медленно истек слюной
Текст супер. :-)

Вот он, видимо, ответ: "Своим мнением о политике, кино, литературе собеседника можно обидеть, ну вдруг у него мнение противоположное. А можно и врага нажить, собеседник и виду не подаст вначале, а потом всю жизнь будет тебя игнорировать или козни строить".

P.S. Помнишь, рассказывала тебе о знакомом-японце, который живет в Москве. Мы с ним как раз все о высоком, да о высоком. Сходили как-то на фестиваль японского кино. Сам он бывший танцор, а сейчас фотографирует. Ороссиился.
Спасибо!)

Да, меня тоже этот коммен порадовал. Очень в точку.

Японцы-русофилы - это вообще особая категория людей. Им суши не давай, дай только о высоком и далеком потрындеть. Да еще и на ломаном русском) И они, как правило, весьма себе окультуренные и прошаренные. Только от жизни реальной далекие, к сожалению.
мы страшно смеялись, когда японцы в аквариуме обсуждали, что рыбка красивая, наверное вкусная)
Бггг, гурманы лол

Была я как-то в одном ресторане. Курс блюд. К каждому блюду дают подробное объяснение. Доходим до оленины. Передо мной ставят тарелку и картинку оленя.
"В префектуре Исе в последнее время развелось очень много оленей. Власти приказали их отстреливать, а мы решили что просто так их отстреливать нехорошо и решили этих оленей готовить. Хорошие в префектуре Исе олени". И вот пара олениных глаз смотрит на меня с картинки, а я не знаю, как эту оленину в себя впихнуть.

О... это для нас олень- Бэмби из Диснеевского мультика, а для них -еда. Зато мои знакомые японцы были шокированы, когда я отвела из отведать пирог с кроликом в Штолле. Они съели, с большим удовольствием (вкусно же- кролик в сметане, в пироге), а потом уже вслух осуждали нас, русских варваров. Для них кролики- это очень милые создания и они их дома держат и не едят.